Перспективы перемен и реформ в пост-Каримовском Узбекистане

« Назад

Перспективы перемен и реформ в пост-Каримовском Узбекистане 08.09.2016 11:08

Люди прибывают, чтобы принести свои соболезнования президенту Узбекистана Исламу Каримову, который умер после перенесенного кровоизлияния в мозг, перед его гигантским портретом, во время памятной церемонии в здании сената в Ташкенте, столице Узбекистана 4 сентября 2016.

Действительно трудно, конечно, говорить о перспективах и будущих изменений или реформах в Узбекистане после Ислама Каримова. Тем не менее, можно предположить, что эта центрально азиатская страна не будет такой же, какой Узбекистан был в эпоху Каримова. Возможно, попытка преемника Ислама Каримова играть другую роль во внешней и внутренней политике является центральным пунктом будущих реформ в этой стране. Опыт перехода власти в Туркменистане и большие усилия Гурбангулы Бердымухамедова проводить внутренние реформы и изменения в подходах внешней политики, от абсолютной и почти изоляционистской беспристрастности к положительной, активной и динамической беспристрастности, направленная на выход из тени культ личности Ниязова и представления себя как независимого и мощного лидера.

Поэтому, хотя существуют значительные различия между социальными и политическими условиями в Узбекистане и Туркменистане, некоторые параллели можно найти между этими двумя странами с точки зрения политического переходного процесса и усилий преемника покойного лидера играть самостоятельную и другую роль. Таким образом, в связи с культом личности и гегемонией Ислама Каримова на политической арене Узбекистана в течение последних 25 лет, его преемник с большой степенью вероятности, будет проводить реформы (хотя и в контролируемом режиме) во внутренней и внешней политике. Для того, чтобы выйти из тени Ислама Каримова и создать новый образ лидера в общественном мнении Узбекистана, особенно среди молодого поколения, а также представить другой образ Узбекистана на региональном и международном уровнях.

Возможные изменения во внешней политике Узбекистана имеют особое значение, так как подход к внешней политике Узбекистана в течение долгого срока пребывания президентства Ислама Каримова испытывал самый противоречивый и переменчивый характер в Центральной Азии, постоянно раскачиваясь между близостью к и удаленности от Запада и России. Во второй раз с 1999 года Узбекистан вышел из возглавляемой Россией Организации коллективной безопасности, и отказался присоединиться к Евразийскому экономическому союзу в 2013 г. С другой стороны, эта страна попыталась еще раз приблизиться к Западу путем использования ситуации в Афганистане после 2014 года. Наглядным примером этого является проведение встречи на высшем уровне 5 + 1 в Самарканде в 2015 году, на котором присутствовали госсекретаря США и министры иностранных дел пяти стран Центральной Азии. Тем не менее, Узбекистану не удалось полностью завоевать доверие Запада, стран НАТО и Европейского Союза после Андижанских трагических событий 2005 года. Таким образом, представляется, что определение и принятие четкого и стабильного подхода к внешней политике является одной из серьезных проблем правопреемника Ислама Каримова, а Россия, Китай и страны Запада будут наблюдать за процессом изменений во внешней политике Узбекистана с осторожностью и аккуратностью.

Создается впечатление, что возможные усилия преемника Ислама Каримова играть иную роль во внутренней и внешней политики приведут Республику Узбекистан к значимым событиями. Как уже упоминалось ранее, существует возможность пересмотра отношений между Ираном и Узбекистаном, которые находились в не лучшем состоянии в течение двух последних десятилетий. За последние три года после того, как Хасан Рухани вступил в должность нового президента Ирана, Узбекистан является единственной страной Центральной Азии, чей президент до сих пор не встретился с президентом Ирана. Кроме того, на недавнем саммите Шанхайской организации сотрудничества в Ташкенте, правительство Узбекистана не выразило поддержки и позитивного отношения по поводу вступления Ирана в организацию. Поэтому, используя соответствующие механизмы и планирование, текущие условия могут быть использованы в интересах Ирана и Узбекистана для улучшения двусторонних отношений.

 

Вали Каледжи, эксперт иранского Центра стратегических исследований, является старшим научным сотрудником IRAS.

 

Источник