Смерть Каримова и конец «Большой игры» для США

« Назад

Смерть Каримова и конец «Большой игры» для США 09.09.2016 17:42

            Скончавшийся 2 сентября бессменный президент Узбекистана Ислам Каримов говорил: «Узбекистан не айсберг, чтобы дрейфовать». Таким образом он подчеркивал, что внешне казавшийся неустойчивым политический курс государства есть в действительности продуманная линия. Все годы правления Каримова Узбекистан проводил популярную среди бывших советских республик «многовекторную политику», балансируя между участниками так называемой «новой большой игры» в Центральной Азии: Россией, США, Китаем. Оставшись после распада СССР с богатой ресурсной базой, но неразвитой инфраструктурой Узбекистан взял курс на модернизацию и достижение лидирующей позиции в регионе и  искал «доноров» для реализации этой задачи.  Но могут ли политические ориентиры Узбекистана измениться с уходом Каримова? Куда продолжит дрейфовать узбекский айсберг?

            Заместитель директора Института стран СНГ Владимир Евсеев в интервью «Спутнику» выразил мысль, что за четверть века, минувших с момента распада СССР «новая Большая игра» успела стать старой. По мнению эксперта, двое из ведущих игроков - Россия и Китай, смогли прийти к сотрудничеству в рамках таких структур как ШОС и БРИКС, и теперь реализуют совместные проекты в Центральной Азии. А США сейчас вынуждены неуклонно ослаблять своё присутствие в регионе, и не могут сдерживать одновременно Россию и Китай, участвуя в конфликтах в других регионах. 

Сокращение присутствия США в Афганистане объективно снизило их роль в Центральной Азии. США попытались компенсировать это с помощью новых форматов взаимодействия. Будучи госсекретарем США  Хиллари Клинтон активно продвигала концепцию «Нового Шёлкового пути», однако концепция эта так и не была реализована. В ноябре 2015 года во время визита в Самарканд госсекретарь США Джон Керри предложил новый формат – «С5+1» (то есть, представители пяти центральноазиатских государств плюс США), - напоминает Евсеев. Но на успех этого проекта тоже не стоит рассчитывать по причине нехватки у США ресурсов, заключает эксперт, вспоминая, насколько незначительные результаты принес визит в Вашингтон министров иностранных дел стран Центральной Азии: «Когда пять министров приезжают и обсуждают пять проектов, а им говорят: мы вам на пять государств можем выделить 15 миллионов долларов, то, конечно, смешно становится. Это не те деньги, за которые государства что-то будут делать»

Также особых успехов не принесло и сотрудничество по линии НАТО. По мнению Евсеева, наиболее серьезное сотрудничество с Альянсом было не у Узбекистана, а у  Казахстана по линии Партнерства во имя мира, но сейчас уже видно, что оно не получило серьезных перспектив. Что же касается Узбекистана, то «хотя несколько лет назад были серьезные заявления о возможности перевода узбекской армии на стандарты НАТО, узбекская армия и силовые структуры и по сей день имеет российское оружие, и это является очень мощной скрепой между Москвой и Ташкентом», - отметил эксперт.

Оставлять Центральную Азию США не собираются, но и бросать на нее свои ресурсы тоже не будут, поскольку их силы сейчас значительно подточены участием в более серьезном противостоянии с тем же Китаем в других регионах мира, таких как Южно-Китайское море, или в конфликтах на Ближнем Востоке. Эксперт заметил, что США пытались переложить затраты на защиту своих интересов в Центральной Азии на другие страны, в частности, на Японию, которая тоже имеет свой формат взаимодействия с регионом под названием «Центральная Азия + Япония». В его рамках премьер-министр Абэ в октябре прошлого года совершил свой первый визит в страны Центральной Азии и в Монголию, заключив контракты на общую сумму в  27 миллиардов долларов. Крупнейшие из обнародованных сделок были заключены с Туркменией – на сумму17,8 миллиардов долларов. Но 10 миллиардов из них – это инвестиции в рамках проекта строительства газопровода ТАПИ, - напомнил Евсеев. А проблему безопасности транзита газа через Афганистан никто не отменял, и вряд ли она исчезнет в ближайшие годы, поэтому перспективы этого проекта и получения Туркменией по нему японских денег крайне туманны.

Также были попытки использовать Турцию, - рассказал эксперт. «В начале 90-х годов Узбекистан считал, что Турция может серьезно им помочь. Тогда отправлялись на обучения студенты, активно шел процесс сближения с Анкарой, но потом этот процесс практически встал, и сейчас Узбекистан имеет достаточно сложные отношения с Турцией. Для России некоторый позитив тут в том, что образовательных учреждений, которые были созданы Фетхуллахом Гюленом, в Узбекистане сейчас нет, и это ограничивает влияние США на Узбекистан», - рассказал Евсеев.

 «Фактически у США нет такого государства, на которое они могли бы переложить бремя защиты своих интересов в Центральной  Азии. Поэтому позиции США в регионе будут неуклонно ослабевать, а усиливаться будут позиции России и Китая вместе, а также некоторых других государств. Я думаю, что Япония будет проявлять дальнейшую активность, РК, Иран, Турция. Причем каждое работает в своей сфере. Например, в сфере образования, активно работает не только Турция, но и Япония», - сказал Евсеев в интервью «Спутнику».

Также эксперт отметил, что подобное положение дел вовсе не противоречит геополитическим интересам России: «У Узбекистана фактически нет альтернативы участию в российско-китайских проектах, но при этом нам не хотелось бы, чтобы Узбекистан стал чьим-то орудием. Когда узбеки хотели использовать американцев, то США хотели сделать Узбекистан инструментом своего влияния. И нам не хотелось бы, чтобы и Китай так же делал Узбекистан собственным орудием». Узбекистан всегда имел серьезные претензии на региональное лидерство. Являясь бывшей советской республикой, он в особенности стремился подчеркнуть свой суверенитет по отношению к России. Поэтому только при условии баланса сил в Центральной Азии и взаимодействия Узбекистана с разными партнерами, он может быть уверен, что довлеющая роль России не будет угрожать его суверенитету и той роли в регионе, на которую он претендует. Ранее опасаясь этого, Узбекистан проводил крайне неустойчивую политическую линию. 

«У Узбекистана есть проблемы практически со всеми соседними государствами.  В этих условиях, наверное, Ташкенту надо сделать ставку на Россию и попробовать с помощью России смягчить то противостояние, которое имеет место. Я очень надеюсь, что новое узбекское руководство будет более дальновидным и не начнет, как флюгер, менять свои ориентиры. Тогда и у России будет больше желания помогать Узбекистану в решении тех проблем, которые Узбекистан сам решить не может», - сказал Евсеев.