Это вам не Янукович: премьер-министр Саргсян не допустит майдана в Армении

« Назад

Это вам не Янукович: премьер-министр Саргсян не допустит майдана в Армении 23.04.2018 11:58

Вот уже неделю продолжается уличная акция протеста в Ереване, где сторонники оппозиции выступают против назначения премьер-министром Армении бывшего президента республики Сержа Саргсяна. После того как парламент страны все-таки проголосовал за его избрание, протестующие объявили о начале «бархатной революции» по всей стране. За это время в стычках с полицией пострадали 46 человек, включая шестерых полицейских.

Чтобы получить свежий взгляд на происходящее в Армении, корреспондент Федерального агентства новостей, работающий на Втором Сочинском форуме евразийской интеграции, взял эксклюзивное интервью с армянским политологом и востоковедом Варданом Восканяном, заведующим кафедрой иранистики Ереванского государственного университета.

Студенты, а не боевики

— Сегодня наше общее внимание приковано к Еревану, где с начала недели нарастает противостояние между властями страны и уличной оппозицией. Насколько реален сценарий дальнейшей эскалации конфликта — или же острая фаза кризиса уже миновала?

— На текущий момент бывший президент Армении, а с 17 апреля 2018 года — новый премьер-министр страны Серж Саргсян взял ситуацию в столице под свой контроль. Как с точки зрения управления официальными государственными структурами Армении, так и с точки зрения воздействия на события на улице. Конечно, острая стадия этих уличных выступлений еще может продлиться некоторое время, однако пик кризиса, по моему мнению, мы уже миновали.

— С чем связана нынешняя неудача «ереванского майдана»?

— Нам надо четко понимать, почему выступления оппозиционных сил в Ереване стали возможными. Саргсян на различных высших государственных должностях руководит страной уже 11 лет — с апреля 2007 года, когда он впервые стал премьер-министром. Такое «политическое постоянство» утомило оппозицию. С другой стороны, каких-либо разумных альтернатив кандидатуре Саргсяна оппозиция так и не выдвинула.

По сути, она лишь эксплуатирует тезис «Он должен уйти», чего сугубо недостаточно для раскручивания реального протеста. Ну и еще одним значимым фактором, безусловно, явилось то, что уличные выступления в Ереване пока что носили исключительно показательный характер: у оппозиции не было желания подвергать сомнению структуру власти в стране, тем более силовым путем. На улицы Еревана вышли студенты, а не боевики.

— Но, если вспомнить события Евромайдана 2013—2014 годов в Киеве, то он также начинался в виде студенческих волнений, тех самых «онижедетей», а потом мало-помалу раскрутился в силовое противостояние с властями?

— Я считаю, что ситуация в Ереване во многом противоположна ситуации в Киеве четырехлетней давности. В частности, фигура Саргсяна гораздо более авторитетна в Армении, нежели фигура бывшего президента Украины Виктора Януковича на момент раскручивания Евромайдана. Молодое поколение граждан Армении, может быть, и подзабыло тот важный факт, что именно в период пребывания Саргсяна на посту министра обороны Армении в 1993—1995 годах было достигнуто соглашение о перемирии с Азербайджаном и оно было закономерным итогом выигранной Арменией Нагорно-Карабахской (Арцахской) войны. Его авторитет среди военных, среди старшего поколения непререкаем. Более того, армяне понимают — Нагорно-Карабахская проблема никуда не делась, и любое ослабление власти в стране может мгновенно ее реанимировать.

Болезненная тема

— Насколько сейчас Армения готова к возможному обострению Карабахского конфликта с Азербайджаном?

— Безусловно, такого рода конфликт и до этого, и сейчас для нас крайне нежелателен. У Армении нет никаких интересов за пределами Нагорного Карабаха (Арцаха). У Армении нет территориальных претензий к Азербайджану, и, более того, основой послевоенного урегулирования с нашей стороны уже неоднократно предлагалась формула «земли в обмен на мир», в рамках которой Армения согласна уйти с занятых азербайджанских территорий взамен на признание Арцаха.

— Что же останавливает такого рода развитие событий?

— Я считаю, что основной барьер — это позиция азербайджанской элиты. Они до сих пор подогревают реваншистские настроения внутри азербайджанского общества. Попытка столь внезапно переориентировать общественное мнение по вопросам Армении и Нагорного Карабаха в самом Азербайджане для них, весьма вероятно, сравнима с политическим самоубийством. С другой стороны, постепенное снижение градуса напряженности тоже воспринимается азербайджанской стороной как неудачное решение — в таком случае в общественном бессознательном уходит «образ врага», а на передний план выйдут насущные проблемы самого Азербайджана.

Что интересно, Армения уже прошла этот трудный путь: сегодня азербайджанцы в Армении уже не воспринимаются как враги — они могут свободно посещать нашу страну. Как мне видится, именно таким должно быть разрешение армяно-азербайджанского конфликта.

По такому же пути прошла и эволюция российско-грузинских отношений, хотя, казалось бы, проигранная Грузией война «08-08-08» наглухо закрывала любые варианты сотрудничества. Однако сегодня русские туристы — лучшие гости в Тбилиси, а новой русско-грузинской войны на Кавказе уже никто не ждет.

— Спасибо за интервью. Надеюсь, следующие новости из Еревана будут более спокойными.

Источник