Пакистан: от Наваза Шарифа к Шахбазу Шарифу или Пакистан во власти Шарифов

« Назад

Пакистан: от Наваза Шарифа к Шахбазу Шарифу или Пакистан во власти Шарифов 07.08.2017 11:18

 

 

Верховный суд Пакистана 28 июля 2017 г. дисквалифицировал премьер-министра Мухаммада Наваз Шарифа. Решение вынесено на основании Статьи 62 (1) (f)   Конституции Исламской Республики Пакистан 1973 г. Верховный суд признал его бесчестным,  и  на этом основании  дисквалифицировал его как  члена Маджлис-и-Шура (парламента). Верховный суд Пакистана поручил Избирательной комиссии выдать уведомление Н. Шарифу о дисквалификации.  Президенту  страны М. Хусейну суд предписал предпринять действия в соответствии с Конституцией для продолжения демократического процесса. Отставка главы кабинета министров означала немедленный  его роспуск.

Парламентская оппозиция в лице Партии справедливости (ПС, «Техрик-и Инсаф») в 2015 г. начала антикоррупционную кампанию против  действовавшего премьера.  Имран Хан, лидер  ПС, пригрозил, что парализует Исламабад, организует многотысячную сидячую забастовку в случае,  если не будет сформирован независимый комитет по расследованию законности оффшорных счетов семьи премьера.

Ответ на запрос  Верховного суда Пакистана в 2016 г. в  Панамскую юридическую фирму Mossack Fonseca подтвердил оффшорные сделки семьи Н. Шарифа, которые в пакистанских СМИ получили название «Панамогейт». Партия ПС вместе с  праворелигиозной партией «Джамаат-и ислами» (ДИ) направила в  Верховный суд страны очередной запрос расследовать иностранные активы главы кабинета министров. На слушаниях  20 апреля 2017 г. суд принял решение о необходимости  более глубокого анализа  и формировании Объединенной  следственной группы (ОСГ, Joint Investigation Team). 28 июля 2017 г. на основании подготовленного ОСГ отчета  Верховный суд вынес решение о дисквалификации  действующего премьер-министра.  

Сам Н.Шариф и члены его семьи отрицали какое-либо нарушение закона и не признали легитимность отчета  ОСГ, тем самым, бросив вызов судебной системе страны.  Напомним, что в 2007-2008 гг. адвокатское сообщество настояло на восстановление в должности бывшего главного судьи Верховного суда Пакистана И. Чоудхри, уволенного по требованию генерала-президента П. Мушаррафа.  

Многие в Пакистане рассматривают двухлетнее судебное разбирательство «Панамогейт» как  процесс, направленный на политическое уничтожение  правящего клана.   

Н. Шариф, который в 2013 г. в третий раз  пришел к власти (1990-1993 гг., 1997-1999 гг.), в третий раз не отработал полный пятилетний срок.       Решение Верховного суда от 28  июля 2017 г. означает не только завершение его личной  политической карьеры, но и ставит под удар судьбу всей фамилии и созданную им еще в 1980-х годах Пакистанскую мусульманскую партию Наваз. Пытаясь удержаться у власти  Наваз Шариф, назвал своим преемником младшего брата Шахбаза Шарифа, действующего главного министра крупнейшей в стране провинции Панджаб. Он имеет шанс быть избранным на пост премьер-министра, так как большинство членов нижней палаты парламента – Национальной ассамблеи Пакистана принадлежат  Пакистанской мусульманской партии Наваз. Но для этого он обязан выйти из состава провинциального собрания Панджаба и успешно баллотироваться в Национальную ассамблею в середине сентября 2017 г. В свою очередь Ш. Шариф своим преемником на посту главного министра Панджаба (основной социальной базы Пакистанской мусульманской партии Наваз)  видит только своего сына Хамзу Шахбаза. Не выпустить бразды правления в 2017 г.  и победить на парламентских выборах в мае 2018 г. – вопрос выживания  клана Шарифов.

С этих позиций следует рассматривать выдвижение  Пакистанской мусульманской партией Наваз на пост временно исполняющего обязанности премьер-министра  Шахида Хакана Аббаси, экс-министра нефтяной промышленности в предыдущем составе правительства страны.

В кризисе 2017 г. Шарифы оказались в политической изоляции.      Во многом это связано с властной манерой управления Наваза Шарифа (фактически он брал реванш за годы отстранения от власти в 1999-2013 гг.), которую Сенат Пакистана характеризовал как узурпацию  власти. И верхней палате парламента стоило большого труда, чтобы  настоять на отчетах  министерств и членов кабинета министров на регулярной основе.  Сам Н. Шариф  редко появлялся в национальном парламенте. Последний раз он присутствовал там, на слушаниях  по делу «Панамогейт» весной 2016 г.

Помимо этого, Наваз Шариф легко предавал политических союзников. Так, в разгар избирательной кампании  2013 г. с целью расширения собственной социальной базы он щедро раздавал обещания, в частности «Джамаат-и ислами», но не выполнял их, создавая все большее число политических оппонентов. Тем не менее, крупнейшая оппозиционная группа в Национальной ассамблеи (нижняя палата парламента) – Пакистанская народная партия не участвовала в антикоррупционной кампании, но и не поддерживала    Н.Шарифа.  

На международной арене Н. Шариф также не получил ожидаемой поддержки. Монархии Персидского залива, в частности правящие кланы Королевства Саудовская Аравия и Объединенных Арабских Эмиратов, которые в прошлом традиционно патронировали и финансировали избирательные кампании Пакистанской мусульманской партии Наваз, в 2017 г. отказались от него.

В Пакистане сейчас отсутствует сильная политическая партия или фигура, способная объединить  нацию. Так, Имран Хан, который два года своей парламентской карьеры посвятил борьбе за отстранение от власти Наваза Шарифа, управляя провинцией Хайбер-Пахтунхва имеет незначительное влияние, как в центре, так и в Национальной ассамблеи Пакистана.

В целом политическая система Пакистана насчитывает до 300 зарегистрированных партий, 18 из которых  представлены в парламенте.  При этом позиции основных партий – Пакистанской народной партии, Партии справедливости,  Народной мусульманской лиги   (Awami Muslim League), Пакистанской мусульманской лиги  (Pakistan Muslim League-Quaid») и «Джамаат-и ислами» (Jamat-e-Islami) настолько различны, что они даже не смогли договориться о единой кандидатуре на пост временно исполняющего обязанности премьер-министра.

Несомненно, что основные политические игроки Пакистана в 2015-2017 гг. наблюдали за ходом процесса «Панамогейт». Многие из них были убеждены в устойчивости позиций Н. Шарифа и оказались не подготовлены к вердикту Верховного суда и, соответственно, к новой избирательной кампании. Это еще больше  расшатало ряды оппозиции в национальном парламенте.

В пакистанских СМИ появляются статьи в адрес экс-генерала-президента П. Мушаррафа (1999-2008 гг.) с благодарностью за события последних дней. Раздаются голоса, что дисквалификация Н. Шарифа – это ответ генерала за инициированную Пакистанской народной партией и Пакистанской мусульманской партией Наваз кампанию  импичмента. Как следствие, Первез Мушарраф был вынужден августе 2008 г. оставить пост президента Пакистана.

Несмотря на заявление пресс-службы федеральной армии об отсутствии прямого участия военного истеблишмента в судебном процессе «Панамогейт», Объединенная  следственная группа, сформированная Верховным судом, в составе  имела  представителей  Межвидовой (Inter-Services Intelligence) и Военной разведки (Military Intelligence). А подготовленный Объединенной следственной группой 253 страничный отчет лег в основу вердикта Верховного суда Пакистана. Тем не менее, Пакистан все еще остается во власти клана Шарифов, независимо от того, кто его возглавляет: Наваз Шариф или Шахбаз Шариф.

Наталья Замараева