Почему Трамп должен сотрудничать с коалицией России и Ирана в борьбе с ИГИЛ

« Назад

Почему Трамп должен сотрудничать с коалицией России и Ирана в борьбе с ИГИЛ 20.12.2016 13:28

Избранный президент Дональд Трамп объявил, что борьба против группировки «Исламское государство» является одним из его приоритетов внешней политики на Ближнем Востоке.

Для достижения этой цели, он сказал, что он будет сотрудничать с Россией. Он также отметил, что ядерная соглашение Ирана укрепил этой страны в регионе, и что США должны проводить политику, которая может проверить потенциал этого государства.

Как стратегические планы Трампа будут влиять на сегодняшнее сотрудничество в Ирана и России в рамках коалиции и, следовательно, на борьбу с ИГИЛ, и на восстановление мира в Сирии?

Некоторые предполагают, что избранный президент захочет сотрудничать с Россией в форме совместной военной операции против ИГИЛ, а также начать прямые переговоры о мире в Сирии, пытаясь отделить Россию от Ирана и изолировать Тегеран от участия в региональных проблемах.

Но такая политика не приведет к уничтожению ИГИЛ, а также не обеспечит устойчивый мир в регионе, поскольку в настоящее время Ирано-российская коалиция основана на взаимной заинтересованности обеих стран в уничтожении ИГИЛ и в нахождении политического решения ситуации в Сирии.

Поэтому имеющиеся разногласия между Ираном и Россией, а также мотивация для совместного сотрудничества будет потеряна.

Поэтому раскол коалиции приведет к тому, что мотивация для взаимовыгодного сотрудничества будет потеряна.

 

Общие интересы

Иран и Россия намерены уничтожить группировку «Исламское государство Ирака и Леванта». Как основной источник экстремизма в соседней Центральной Азии, на Кавказе и в Афганистане, группа представляет собой непосредственную угрозу национальной безопасности для обеих стран. Распространение терроризма будет иметь серьезные последствия для Ирана и российской экономики, энергетики и туризма.

В Сирии, Иран и России рассматривают свою коалицию, как имеющую решающее значение для сохранения их политической и военной силы в Сирии и для ускорения процесса политического урегулирования кризиса.

С их точки зрения, нынешняя анти-игиловская борьба во главе с США, Саудовской Аравией и Турцией направлена на ослабление позиций сирийского правительства и влияния на политическую трансформацию страны за счет Ирана и России.

Деятельность коалиции

На основе взаимной необходимости, и в ходе кризиса, Ирано-российская коалиция укрепилась с учетом  национальных интересов и интересов безопасности обеих стран. Во-первых, они уяснили, что выгода от объединения их потенциалов только увеличится в  региональном и международном уровнях.

Например, Россия очень хорошо знает, что борьба против террористических группировок в Сирии не будет удачной без привлечения сухопутных войск во главе с Ираном. Иран также хорошо знает, что управление на поле боя без российских воздушных сил будет очень трудно.

Во-вторых, оба государства научились приравнивать и корректировать эти потенциалы для выполнения своих общих интересов. В связи с этим, в то время как обе страны пытаются поддерживать позиции друг друга в рамках сирийских многосторонних мирных переговоров, они уважают свои специфические интересы и независимые подходы в решении сирийского и иракского кризиса. Россия поддерживает особые Ирана интересы в Ираке в то время как Иран поддерживает интересы России в Сирии, особенно в районе Латакии и Тартус.

В-третьих, они смогли убедить друг друга в принятии сбалансированного политического решения в Сирии, даже в то время мнения обеих стран могут отличаться по другим региональным вопросам. Например, сохраняя при этом свою коалицию с Ираном, Россия пытается скорректировать свои интересы с другими региональными участниками, включая Турцию, Саудовскую Аравию и Израиль. Иран также поддерживают тесные отношения с Россией, в то время как она продолжала поддерживать отношения с представителями других группировок, таких как «Хезболла» и мобилизационной сил иракских шиитов, известной как «Аль-Хашд аль-Шааби».

В-четвертых, они знают, что только их объединенное присутствие рядом с Асада может дать ему необходимую уверенность, чтобы принять процесс политической трансформации в Сирии. Реальность такова, что сирийский президент также научился сохранять этих двух влиятельных игроков вместе, при этом стало сохраняя свои интересы в условиях кризиса.

Неудача в попытках конкурентов

В ходе сирийского кризиса и мирных переговоров, США и региональные игроки, такие как Турция и Саудовская Аравия попытались иногда вести переговоры непосредственно с Россией в попытке сбалансировать свои региональные интересы. Иран мог бы успешно убедить Россию принять сторону Ирана в Сирии и, следовательно, воспринимает любой отход от позиции в этом отношении на свой счет.

Ни одна из этих попыток не увенчались успехом до сих пор, Иран и Россия понимают, что их геополитические интересы будут лучше сохраняются за счет расширения сотрудничества в Сирии

К примеру, Тегеран выступает против участия так называемых умеренных оппозиционеров в Сирии, воспринимая их как террористические группы при поддержке региональных конкурентов, таких как Турция и Саудовская Аравия, но Москва выступает в пользу некоторого взаимодействия с ними, сохраняя канал мирных переговоров более открытым.

В ряде случаев США пытались вступить в сделку с Россией о прекращении огня в Алеппо, их попытки ни к чему не привели. Турция в последнее время пытался тайно вести переговоры между Россией и так называемой умеренной оппозицией в Анкаре. Саудовская Аравия также пытались переместить Россию от Ирана с помощью различных средств, предлагая сотрудничество в энергетической сфере и покупки оружия из Москвы.

Однако ни одна из этих попыток не увенчались успехом до сих пор, как Иран и Россия понимают, что их геополитические интересы будут успешнее реализованы за счет расширения сотрудничества в Сирии.

До сих пор Ирано-российская коалиция со своей стороны играет существенную роль в решении проблемы борьбы против ИГИЛ и других террористических организаций в Сирии, которая принесла положительные результаты в нанесении поражения ИГИЛ в иракских городах и в настоящее время в Мосуле.

Такое сотрудничество также изменило подход борьбы против террористов и проведения мирных переговоров на основе многосторонности в регионе, можно утверждать, является единственным способом для достижения устойчивого мира.

В таких условиях политика Трампа о приоритетности поражения ИГИЛ, а также установления мира в Сирии через сотрудничество с Россией может стать позитивным событием, при условии, что он будет рассмотреть вопрос о сотрудничестве с укреплением ирано-российской коалиции, как одновременное участие этих двух ключевых участников, чтобы гарантировать успех любых мирных переговоров в регионе.

 

Кайхан Барзегар, политолог и эксперт в области международных отношений, в настоящее время является директором Института стратегических исследований Ближнего Востока в Тегеране, а также является бывшим научным сотрудником Гарвардского университета. Он также возглавляет отдел международных отношений в Исламском университете Азад. Его последняя книга «Внешняя политика Ирана на Ближнем Востоке после арабской весны» был опубликована в 2015 году.

 Мнения, выраженные в этой статье, принадлежат автору и не обязательно отражают редакционную политику «Middle East Eye».

Источник