ШОС и ЕАЭС: трудности сопряжения

« Назад

ШОС и ЕАЭС: трудности сопряжения 01.11.2017 12:42

 

 

В странах, составляющих пространство Шанхайской организации сотрудничества и Евразийского экономического союза (ЕАЭС), живет 40 % населения всего мира. Два альянса имеют все возможности создать новую платформу для экономического сотрудничества. Сопряжение ЕАЭС и ШОС выгодно, прежде всего, странам Центральной Азии. Это поможет в развитии экономики и повышении уровня безопасности. Не секрет: стабильность - основа для успешного экономического сотрудничества. Эти две организации, несмотря на ряд противоречий, могут успешно дополнять друг друга. Сотрудничество в рамках ЕАЭС сосредоточено, прежде всего, на вопросах экономического взаимодействия. Что касается ШОС, то, провозглашая свою фундаментальную заповедь - "укрепление безопасности в регионе, содействие раскрытию потенциала добрососедства, единения и сотрудничества между государствами и их народами", декларирует также и создание механизмов экономического сотрудничества.

Для оценки возможности сопряжения двух организаций, надо напомнить о целях и задачах каждой из них. Участники первого саммита, создавшего в 1996 году "Шанхайскую пятерку" (Россия, Китай, Казахстан, Киргизия и Таджикистан), подписали соглашение об укреплении доверия в военной области в сфере охраны границы. Через год к ШОС примкнул Узбекистан, формат организации превратился в "шестерку". Россия и молодые суверены Центральной Азии уже не представляли военной угрозы для Китая. Из региона ЦА были выведены все советские военные гарнизоны.

Но при этом нарушился экономический баланс, включая фактор деиндустриализации, поскольку многие предприятия были «заточены» на обслуживание советской военной системы. Выполнив поставленную задачу – обеспечение стабильности по периметру границ бывших советских республик и Китая, организация обратилась к экономической составляющей. Не обошлось без противоречий: Пекин настаивал на создании Банка развития ШОС, Москва же предлагала остановиться на Фонде развития ШОС в целях финансового обеспечения совместных проектов в рамках организации. Конфликт состоял в том, что у Китая большой объем наличности, и Банк ШОС автоматически стал бы китайским инструментом. Россия же настаивала на сохранении баланса внутри ШОС. Сегодня ШОС вступила в новую фазу своего институционального развития уже как «Шанхайская восьмерка» - летом с.г. полноправными членами Организации стали Индия и Пакистан.

Если говорить об ЕАЭС, то это – проект, в котором на уровне всех официальных документов заложена исключительно экономическая интеграция. Президенты России, Казахстана и Белоруссии в мае 2014 года подписали договор ЕАЭС на базе Таможенного союза. Позже к интеграционному объединению присоединились Армения и Киргизия. На очереди - Таджикистан. ЕАЭС был задуман как конфедерация суверенных государств с единым политическим, экономическим, военным и таможенным пространством. При этом речь, конечно, не идет о том, чтобы как-то влиять на политический суверенитет стран-участников организации, их валютный и налоговый режим. У ЕАЭС четко определены пути развития как субъекта международного права – это Зона свободной торговли (ЗСТ). Направление достаточно эффективное и результативное. ЕАЭС заключает соглашение о ЗСТ с конкретными странами. На днях основные параметры ЗСТ были согласованы и с Китаем. Индийские делегации неоднократно принимали участие в заседания ЕАЭС. Интерес к ЗСТ проявляют около 50 стран мира. По сути, для сотрудничества в рамках ЕАЭС – ЗСТ достаточно иметь двусторонние отношения: ЕАЭС – Китай, ЕАЭС – Индия и т.п. Это оптимальный вариант потому, что у всех участников разные экономики, разная структура торговых отношений экспорта-импорта. Но, соглашение ЗСТ в рамках организаций ЕАЭС – ШОС трудно представить, поскольку интересы у стран, входящих в эти организации, разные. Однако Китай предложил на площадке ШОС создать региональную ЗСТ. Для полной реализации своих планов Пекин предложил концепцию «Один пояс один путь» в рамках своей стратегии «Экономический пояс Шелкового пути».

В мае 2017 года в Пекине состоялась презентация этого проекта, где обсуждались вопросы по выделению инвестиций на строительство промышленных предприятий нефтегазовой и транспортной инфраструктуры, которая будет соединять КНР со странами Центральноазиатского региона, Евросоюза и Африки. Китай в стремлении продемонстрировать серьезность обязательств гарантировал выделение $124 млрд в виде инвестиций. Киргизия заручилась согласием Китая строить железную дорогу, которая соединит железнодорожные системы двух стран с выходом в Узбекистан. Последний заключил с Китаем соглашений на $23 млрд. В рамках программы Таджикистан к 2020 г. планирует увеличить товарооборот с КНР до $3 млрд. Эксперты полагают, что взаимодействуя с Центральной Азией через ЭПШП и ШОС, Китай выстраивает долгосрочные партнерские отношения с каждой стран региона по отдельности ввиду нерешенных внутрирегиональных проблем.

Учет Пекином подобных особенностей ценится в регионе и устраивает стороны. Ожидается также активизация поисков конкретных механизмов сопряжения инициативы «Экономический пояс Шелкового пути» и ЕАЭС. По мнению завотделом экономической теории ИМЭМО им. Е.М.Примакова РАН Сергея Афонцева, развитию полноценного сопряжения китайской инициативы и ЕАЭС препятствует несколько факторов. Первый – интерпретация проекта ОПОП как преимущественно инфраструктурного. Второй – крупные проекты с участием государственных компаний на уровне межгосударственных дискуссий всегда оказываются на переднем плане. Это проекты, требующие миллиардных вложений и решений на уровне политического руководства стран.

По мнению Афонцева, деловые круги способны не менее эффективно идентифицировать возможные точки сопряжения. Невостребованным пока остается потенциал сотрудничества в высокотехнологичной сфере. «Это - реальная возможность для российской стороны обеспечить решение приоритетной задачи повышения доли несырьевой продукции в экспорте, для китайской стороны – еще больше расширить свой экспортный потенциал за счет производства принципиально новых товаров, кастомизированных под конкретные рынки ЕАЭС и стран-партнеров ЕАЭС. По словам экономиста, такое направление сопряжено особенно перспективно в свете возможностей, которые в настоящее время открываются в связи с тем, что ЕАЭС готовит ряд соглашений о ЗСТ с третьими странами. Потенциальный выигрыш, по мнению эксперта Кубата Рахимова, может быть в выстраивании равноправных отношений на платформе Банка ШОС или Фонда ШОС. «Банк ШОС должен быть многосторонним инвестором. Это было бы интересно. Выравнивание баланса геополитических интересов внутри ШОС за счет появления Индии и Пакистана», – считает Рахимов. По его мнению, ШОС, обретает новое сопряжение с экономическим проектом ЕАЭС».

 

Виктория Панфилова

Источник